Home Подписка
№ 2 (50) 2001
  • Истина в том,
    что я свободен
  • Город на вершине горы
  • Новости
  • Признание роли Евангельской церкви
  • "Стоп наркотикам" в Вологде
  • Открытое небо
  • Закон процветания
  • Живая вера
  • Интернет-обозрение
  • Служение для умных
  • Игра с огнем
    Назад Распечатать Послать ссылку другу Вперед


    Rambler's Top100
    Рейтинг@Mail.ru
  • Сила Божья
    Истина в том,
    что я свободен
    У наркомана не может быть друзей. Как говорится: кенты - кентами, а продукты - продуктами. Но Бог может подарить тебе друга, который вытащит тебя из мрака зависимости.

    Рассказ Федора Коновалова и Сергея Кушнерука

             Федор:
             Мы служители, работники реабилитационного наркологического центра при киевской церкви “Слово веры”. Я сам был зависимым от наркотиков 4 года, но Бог освободил меня от этого, и я сейчас помогаю таким же ребятам, как я, получить свободу.
             Я не родился со шприцом, вырос в нормальной семье, учился в лицее и не планировал стать наркоманом, но в 13 лет в первый раз попробовал тяжелый наркотик героин. До этого пробовал травку и сигареты - каждый наркоман с этого начинал. Это кажется сначала безобидным, а потом приводит к тяжелым последствиям. И с 13-ти лет я начал употреблять наркотики систематически. Я попал в «систему» и понял, что уже не могу от этого освободиться.
             Сергей:
             У меня была такая же история. Я рос в нормальной семье и начал курить, потом выпивать. Не то, чтобы был алкоголиком. Потом начал употреблять «черную». Не знаю, как у вас здесь это называется, но это тоже что-то типа героина, только сделанное из мака.
             Мы с Федором живем в одном доме, вместе кололись и вместе теперь служим Богу.
             Четыре года я употреблял наркотики систематически, раз в день, а то и по два раза. Сначала мне нравилось, вдохновение какое-то получал от этого, какой-то покой внутренний. Вроде бы мог себя заполнить на время. Когда я понял, что стал зависеть от наркотиков, то захотел освободиться от этого. Я уже ненавидел то, что делал. Мне вообще не нравилось колоться.
             Раза четыре лечился в больницах, пытался справиться своими силами, и все тщетно. Никаких результатов. Я мог продержать себя в руках максимум две недели, порадоваться, и все. Приходило обратно это состояние. Это духовная болезнь, а не шутки. Это не просто один раз попробовал, и можно потом как-то бросить.
             Чтобы купить наркотики, я воровал. Наркоман - это одержимый человек, его никто не в силах укротить. Когда он уже становится наркоманом систематическим, у него все мышление работает только в этом направлении. Он не останавливается ни перед чем. Он идет и крадет. То есть все, что можно назвать словом “криминал”, можно отнести к наркоману. Я был таким.
             Если сначала было интересно съездить куда-то в бар, в бильярд поиграть, на какую-то дискотеку, в ночной клуб пойти, то впоследствии все деньги исчислялись в кубатуре. И уж, естественно, - какая там семья?
             Мы нормально выглядим сейчас потому, что я три года не употребляю, Федя два года не употребляет. А так мы вообще тощие были, выглядели, как доходяги. Я когда пришел в церковь, у меня штаны были порезаны, кроссовки были прогнившие, развалившиеся, куртка была рваная, рубаха тоже была рваная, и сам я весь был рваный.
             Наркотик опускает человека. Я спортом занимался и не планировал стать наркоманом. Я это ненавидел вообще. Смотрел на наркоманов, как на зло, как на самых последних людей, но потом стал наркоманом.
             Родные всеми силами пытались что-то сделать. У Феди мама говорила: «Я нашла выход: я продам квартиру, самолет куплю, чтобы он начал увлекаться самолетами. Может, летать будет». А я смеялся над ней: «Он возьмет двух “штурманов” со двора, улетит и продаст его». Мою маму вообще парализовало на этой почве. Потому что она переживала за меня, не знала, где я «всплыву» - в реанимации или в следственном изоляторе. Когда я приходил к ней в больницу, она просила: “Сережа, поклянись, что ты вообще не будешь колоться”. Это трудно было для меня. Я плакал и говорил то, что это нереально: поклясться я мог, а вот не колоться... У меня такая тяга была, что никто и не спрашивал - хочешь ты или не хочешь. Родители уже отчаялись.
             Федор:
             Я одно время жил в притоне. Там было человек одиннадцать – ужас!.. Они по пятнадцать лет кололись, а кто и больше. Я смотрел на них и видел свое будущее. Я понял, что сдохну наркоманом и не видел выхода.
             Сначала может казаться, что ты не такой, как тот Вася. - «Я, мол, никогда таким не буду». Но наркотик съедает тебя изнутри.
             За четыре года наркоманской «карьеры» наркотик меня опустил полностью. Я потерял здоровье и близких мне людей, все, что у меня было вообще.
             Я докалывался последние дни, лежал дома две недели и не мог встать. Я изнутри весь гнил, у меня вен не было, даже в пах не кололся уже, кололся по мышце, наркоманы знают. Уже не было, куда колоться.
             Я держал смерть руками. У меня началось заражение крови. Это довольно сильно прогрессировало, и я начал гнить изнутри, распухший был, а весил всего 31 килограмм. Когда меня забирали в больницу, я уже сознание потерял, шесть дней лежал в больнице в коме, и Бог меня воскресил. Поэтому я знаю, что Бог действительно есть.
             Сережа раньше пришел к Богу и начал ходить в реабилитационный центр. Он периодически заходил ко мне и говорил о Боге, о том, что можно по-другому жить, что он уже освободился и живет нормально. Я даже его не помню, когда он заходил, а он за меня молился.
             Три “скорые” не брали меня вообще. Врачи говорили, что я даже до больницы не доеду. У меня пневмония была, абсцесс легкого из-за сепсиса, заражение крови. Но меня все же привезли в больницу, и была операция восемь часов, резали 17 абсцессов. На мне живого места вообще не было. Сережа видел меня, и я знаю, что по его молитве Бог это сделал. Такая милость, что я открыл глаза. Я начал кричать: “Бог, где Ты? Помилуй меня, помоги мне! Я не хочу больше”. Мне было 18 лет, и я уже был в таком состоянии.
             Сергей:
             Однажды у меня не было денег. Тех, с кем я употреблял наркотики, посадили. Это меня не удивляло: и меня могли взять. Я лежал дома, и один знакомый мой зашел и начал мне рассказывать о том, что есть реабилитационный центр. Я его послушал, и мама меня выпроводила в этот центр. В первый день я не дошел до него, только деньги на проезд взял. А во второй день я уже дошел, и мне сразу стало легче. У меня такое ощущение было, как будто я долго-долго блуждал и уставший пришел домой. Потом я начал общаться с ребятами и увидел таких же, как я, только у них что-то есть, а у меня этого нет. Они какие-то живые, веселые. Радуются все.
             Мне рассказали, что меня не будет кумарить, что за меня помолятся, я приду домой и буду спать. Сон - это нереальная вещь для наркомана. Действительно, я пришел домой и заснул. Все, что осталось от кумара - это гриппозное состояние. Но это не кумар по сравнению с тем, когда у тебя внутренние органы останавливаются. Те, кто употреблял наркотики, знают, что это уже само по себе чудо.
             Я начал ходить в центр и прислушиваться к тому, что там говорят. И вот я уже три года живой человек. Оказывается, что есть выход.
             Федор:
             Когда я очнулся в больнице от коматозного состояния, то начал взывать к Богу. Я кричал и просил: “Господи, сделай что-то!”. У меня все болело. Мама говорила врачам: «Я квартиру продам, только что-то сделайте с ним». Они говорили: «Нет, ему только Бог может помочь».
             Чудо! У меня все начало заживать. Абсцесс, когда я кололся, заживал два месяца. А тут через полтора месяца я вышел из больницы. Это нереально! У меня, когда делали операцию, чашечку на колене раздробили. Бог нарастил мне эту кость. Он услышал. Поэтому я знаю, что то, что врачи не могли никогда сделать, ни милиция, ни родители, и никто другой, Бог сделал.
             Когда я пришел в церковь, за меня помолились. Я ходил и радовался.
             Я не просто бывший наркоман, который держит себя в руках. Я вообще нормальный, без проблем, мне классно. Есть такая поговорка, у нас в центре часто ее говорят: «Прежде, чем у собаки кость забрать, ей нужно котлету дать». То же самое получается с наркоманами: прежде, чем у нас что-то забрать, нужно дать что-то лучшее. И Бог дал радость в жизни. И потихоньку наши знакомые начали приходить в церковь. Видят, что результат есть, надежда есть.
             Если я до этого вообще мертвый ходил, на всех злой, то Бог дал такую радость, что не просто хочется жить, но хочется помогать другим людям. Потому мы в реабилитационном центре и работаем.
             Через наш центр сейчас уже прошло где-то около тысячи ребят. Вернее, прошло больше, но осталось где-то около тысячи. К нам приходят алко- и наркозависимые. Уже есть около тысячи полноценных людей, которые не просто освободились, но они нормальные люди, служат Богу, работают, женятся, нормально живут и радуются. Результат, наверное, самый большой в Европе, и, слава Богу, надо еще лучше, больше.
             Многие люди не понимают, думают, что они что-то могут потерять, придя к Богу, - друзей или еще что-то. Но это неправда. Никогда никто не потеряет ничего, кроме грехов. Наоборот, он приобретает. А так, наркоманам, в принципе, терять нечего. Друзей у них нет. Или это не наркоман, или это не друзья. Такая пословица есть: «кенты - кентами, а продукты - продуктами». Какие друзья? Если у тебя есть деньги, ты – лучший, если у тебя нечего взять, то мы с тобой не дружим вообще.
             Сейчас наоборот, ты друзей приобретаешь. Ты начинаешь уже думать: может, пойти выучиться? Работу находят ребята, бизнесменами становятся, дела открывают свои, некоторые в спорт уходят. Бог освобождает, люди становятся не просто приспособленными для жизни в обществе, они ходят в университет, в академии учатся. Человек, который шесть лет прокололся, в академии учится! Это чудо!
             Самая главная цель у меня – посвятить свою жизнь работе с такими, какой я был. Я вижу, в каком они болоте, знаю, чем поделиться. У меня сердце болит за этих людей.
             Для меня наркотик сейчас, как мусорный контейнер – неинтересно, что там лежит. И это не просто слова, я каждый день вижу наркоманов, и я живу среди них и общаюсь, но я свободен. Истина в том, что я свободен. Мне это неинтересно, я нормальный человек.


    Назад Распечатать На начало страницы Послать ссылку другу Вперед