Home Подписка
№ 3 (51) 2001
  • Смех сделал мне Бог
  • Иисус скоро придет
  • Он был распят всеми нами
  • Новости
  • Служение для умных
  • Поющая сенсация
  • Музыкальные новости
  • Ангелам Своим заповедает о тебе
  • Письма в редакцию
    Назад Распечатать Послать ссылку другу Вперед


    Rambler's Top100
    Рейтинг@Mail.ru
  • Обыкновенные чудеса
    Смех сделал мне Бог

    «И призрел Господь на Сарру, как сказал; и сделал Господь Сарре, как говорил. Сарра зачала и родила Аврааму сына… И сказала Сарра: смех сделал мне Бог...» (Бытие 21:1,2,6).


    Дети могут быть нежеланными или долгожданными. Кто-то воспринимает беременность как проблему и спешит от нее избавиться, а многие семьи ожидают годами, молятся Богу, и Господь, верный Своим обещаниям, дарит им такого любимого и такого славного малыша.

    Тамара Ерадзе: Раньше я хотела минимум четырех детей, потом снизила требования до трех. А сейчас мы думаем – пусть будет, сколько Господь даст. То, что дает Бог, не приносит печали.

             Материал подготовила Юлия Олейникова

             Наш пастор Андрей Дириенко говорит: «Есть хорошие проповедники, а есть – любимые», а самым любимым проповедником и большим другом наша церковь считает Карла Густава Северина, служителя из Швеции, который приезжает к нам каждый год. Впервые Карл Густав приехал в Советский Союз в 1985-м году. И за это время, благодаря его поддержке, духовно окрепли многие протестантские церкви в России.
             В феврале 1999-го года, в очередной приезд, Карл Густав на служении вызвал на сцену для молитвы семьи, которые не могут иметь детей. Вышло восемь пар.
             И вот прошло два года. Снова приехал Карл Густав Северин. На вечернем богослужении на сцену вышли шесть семейных пар. Пять из них вывели малышей, еще одни муж с женой сказали, что уже на второй половине беременности.
             Рождение этих детей – настоящее чудо. Кто-то может относиться к этому скептически, Но родители этих детей точно знают, что Бог ответил на молитву.



    Бадри и Тамара Ерадзе

             Рассказывает Бадри: Мы поженились в 1994-м году и у нас не было детей почти пять лет. Конечно, мы очень хотели иметь ребенка. Мой отец очень любит детей, когда он идет домой, к нему подбегают все дети, играющие на улице. Он, конечно, не показывал вида, но я знал, что он очень ждет внука. Мы много молились дома, и многие верующие молились за нас, мы им за это очень благодарны, но ребенка не было. При этом у нас никогда не было такого чувства, что его не будет, не было отчаяния, безысходности. Я знал, что это просто вопрос времени. Мы не знали, сколько придется ждать, но были готовы к этому.
             Сложно было приезжать домой, в Грузию, рассказывать соседям и родственникам о Боге, а они смотрели с ухмылкой, а потом говорили: «Если ваш Бог живой, почему у вас ребенка нет?». Я всем говорил, что будет, но мысленно обращался к Богу с просьбой, что бы желанное время скорее настало.
             Тамара: Мы сами были спокойны, а больше переживали за чувства родителей. Я себя чувствовала ущербной, неполноценной, хотя они ничего не показывали. И даже когда приходило время ехать в Грузию, я не хотела, боялась, что снова начнут спрашивать.
             Бадри: Мы ходили к врачам, но они сказали, что у нас все в порядке. Мы сами медики и думаем, что человек должен сделать все, что в его силах, а когда его ресурсы иссякают, подключается Божья сила.
             Тамара: Я всегда читала стих из Библии и провозглашала Божьи обетования: «…благословен ты будешь больше всех народов; не будет ни бесплодного, ни бесплодной… у тебя» (Второзаконие 7:14). Я стала мечтать о том, что увижу этого ребенка, радость переполняла меня.
             Бадри: У меня есть такой обычай: я на каждый свой День рождения прошу у Бога какой-то серьезный подарок – покаяние родителей или сестры, успеха в учебе, и не было случая, чтобы Господь не ответил мне. В этот раз я просил ребенка. И вскоре приехал Карл Густав Северин.
             Когда на служении он вызвал бездетные пары, мы с Томой первые выбежали на сцену. Он молился, и у меня в сердце появилась сверхъестественная уверенность, что ребенок у нас будет.
             Мы снова стали ждать. Через месяц ничего не изменилось. И через два. Как-то я вышел вечером на улицу, гулял, молился, и вдруг в сердце я почувствовал радость и такое чувство, будто у меня ребенок уже есть. Я решил, что Господь меня утешает. Я пришел домой, прилег на кровать. Подошла Тома и спросила, что случилось. Я ей рассказал об этом сверхъестественном ощущении. И она не выдержала, сказала, что у нее уже полтора месяца беременности, но сначала она хотела сходить к врачу и прийти ко мне со всеми документами. Наш ребенок был зачат меньше, чем через месяц после молитвы Карла Густава.
             Тамара: Я думала, он будет прыгать от радости, а он лежит и молчит. Я говорю: «Бадри! У нас ребенок будет!», а он в совершенном шоке. Я даже обиделась.
             Бадри: Когда Мариам родилась, появилось такое чувство, что она всегда была с нами. Я сейчас даже не могу представить, как мы жили без нее, столько она принесла радости и приятных эмоций.
             Мне всегда хотелось девочку, потому что я мечтал вылить на этого долгожданного ребенка всю любовь, все свои чувства. А мальчика надо воспитывать не так, а как мужчину. Но почему-то мы думали о будущем ребенке как о мальчике, и я начал молиться за него как за мальчика, провозглашать его силу и мудрость.
             А родилась девочка, и я очень обрадовался. Но когда Мариам начала ходить, у нее оказалось очень много силы: она двигала детскую кроватку и кресло вместе. Я решил, что так дело не пойдет и начал молиться: «Господь, пусть она будет женственной и нежной».
             Тамара: Карл Густав в этот приезд пророчествовал для Мариам, что она будет чудом для нас всю нашу жизнь. Раньше я хотела минимум четырех детей, потом снизила требования до трех. А сейчас мы думаем – пусть будет, сколько Господь даст. То, что дает Бог, не приносит печали.



    Леонид и Марина Шихеевы

             Рассказывает Марина: У нас было двое детей – Вова и Катя. Как только мы получили новую квартиру, появилось желание иметь третьего ребенка. Но мы очень сомневались, пытались заглушить это желание. Но все-таки Леня очень хотел еще одного ребенка.
             И вдруг у нас умерла Катя, После ее смерти мы решились, ходили к врачу. Он сказал, что мы оба здоровы, но беременность никак не наступала. Я очень переживала, даже истерики были.
             Когда в феврале 1999-го года приехал Карл Густав Северин, мы с мужем разговаривали между служениями и хотели попросить, чтобы Карл Густав за нас помолился. А Вова говорит: «У вас все хорошо. Что вы людей беспокоить будете?».
             Началось второе служение, выходит Карл Густав и говорит: «Сегодня Бог открывает чрево у женщин». Я поняла, что это слово для меня. А на следующем служении Карл Густав вызвал на сцену все бездетные пары и за всех молился.
             И все равно после этой молитвы я каждый месяц страшно переживала, что беременность все не наступает. Однажды у меня на этой почве был сильнейший спазм, очень болела голова. И я решила: все, я больше не жду. И через два месяца, в августе 1999-го я забеременела.
             Меня положили на удержание. Когда я лежала в больнице, проповедовала одной женщине, у которой тоже долго не было детей, она приняла Иисуса, пришла к нам на домашнюю группу, мы за нее молились, и вот теперь она приходит вместе с маленькой Сашенькой.
             У нас в родне вообще не было девочек, одна Катя – она была любимицей. И сначала мы очень хотели девочку, но потом уже смирились – кого Бог даст. А когда сказали на УЗИ, что будет девочка, я думала, врача расцелую.
             Я молилась, чтобы удачто прошли роды, так и получилось.
             Сейчас нашей Светочке девять с половиной месяцев. Я наслаждаюсь материнством. Даже гуляя во дворе, стараюсь не болтать с соседками, а ухожу с коляской, молюсь, разговариваю со Светочкой. Я очень любила старших детей, но сейчас все по-другому. Есть огромная разница – рожать в двадцать лет и в сорок. Я хочу, чтобы женщины вдохновились моими родами, не боялись возраста. Я думаю, что мы - самое обманутое поколение, мы не рожали, увлекались вещами и хрусталем. Но Бог дает чувство материнства. Я знаю, что дети – это огромная радость, это благословение.



    Валерий и Ирина Куприяновы

             Рассказывает Валера: Мы поженились 28 августа 1998-го года и сразу стали задумываться о ребенке. В сентябре была первая беременность. Развитие плода дошло до шести-семи недель и остановилось. Бог говорит: «Принимайте все с радостью», и мы старались не отчаиваться. Молились, через полгода наступила вторая беременность, и снова та же ситуация – семь недель и все. Врачи установили причину неразвития плода – миома матки. Врачи сказали, что иногда она при беременности рассасывается, но это – 1% из 100.
             Карл Густав в феврале 1999-го молился за нас. Потом приезжал Слава Ушаков, который тоже помолился за нас и подбодрил: «Не расстраивайтесь, Бог даст вам троих детей».
             Мы месяц оба лечились в больнице. Потом мы решили еще попробовать, но у нас снова был выкидыш. Беременность снова развилась только до семи недель. Мы это приняли уже спокойно, знали, что все равно Господь даст нам обещанное.
             Знаем, что все, что происходило с нами, происходило не случайно. Раньше мы молились: «Бог, дай нам ребенка», но со временем наши ценности поменялись. Мы вспомнили, что Карл Густав нам говорил: «Вы увидите славу Божью в своей жизни». Мы верим в то, что миомы нет и что ребенок, который у нас родится, будет рожден для Божьей славы, будет служить Господу, мы будем воспитывать его по Слову Божьему.
             Где-то вскоре после того, как мы осознали это, Ира поняла, что беременна. Мы с замиранием сердца ждали семи недель. Но это время прошло, потом еще месяц прошел, а все развивается нормально. И вот уже пять месяцев.
             Ирина: Долгое время рождение ребенка было для нас целью номер один. Бог менял наше сердце и мышление. И все предыдущие беременности были тяжелыми, хоть я и ходила только семь недель. А сейчас Бог дает мне много сил.
             Пока верстался номер. У Ирины и Валеры Куприяновых будет девочка. И УЗИ не показало никаких образований в матке, то есть, миомы нет.



    Сергей и Ольга Озерковы

             Нашей старшей дочке Ксюше сейчас десять лет. Муж очень хотел сына. У меня была еще одна беременность, но жили мы не очень хорошо, он выпивал, и мама, и родственники все время говорили мне: «Зачем тебе?». Я стала сомневаться, нужен ли нам еще один ребенок. Слишком все не хотели его, говорили против, проклинали, и произошел выкидыш. А Сережа очень жалел.
             Потом наша семейная жизнь рухнула, мы разошлись, два месяца жили раздельно. Я чувствовала себя грешницей, ходила в православную церковь, каялась, но все равно было тяжело. Стала уже просто в мыслях к Богу обращаться.
             А через какое-то время приходит ко мне Сережа, говорит, что тоже места себе не находит. Сережина мама ходила в «Новое поколение», нам проповедовала. Сережа к тому времени уже два раза каялся, но все равно грешил. И Господь сказал ему, что дает ему последнюю возможность. Сережа испугался, открыл Библию и стал читать как раз с того места, где говорится: «Не разводись с женою».
             На следующий день он с Библией прибежал ко мне на работу, просил прощения, уговаривал наладить отношения, а я и сама хотела это. Стали жить вместе, но в церковь не ходили, и Сережа снова начал пить. Мама дала нам адрес Шихеевых, мы пришли в гости, и я в тот вечер покаялась. Жизнь стала налаживаться, я увидела, что муж действительно меняется. Мы знали, что нельзя грешить – жить нерасписаными. И мы снова расписались.
             Потом появилось желание родить ребенка. Я поняла, что мы – женщины – живем для того, чтобы рожать детей. Бог дал мне место Писания: «…спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тимофею 2:15). Сережа хотел сына, который бы служил Богу, чтобы через сына прославить Господа. Очень хотелось правильно воспитать ребенка.
             И вот мы решили рожать, а Господь не дает. Тогда я не могла простить себя за развод и просто зациклилась на стихе «… спасется через чадородие». Я сказала Богу: «Господь, если Ты дашь мне сына, значит, Ты меня простил». Мы долго молились. Муж как-то сказал: «Обязательно сына Соломоном назовем».
             Когда в феврале 99-го приехал Карл Густав Северин, меня очень затронула его проповедь. Я стояла в зале, молилась, плакала и просила: «Господь, я знаю, Ты мне ответишь». И почувствовала в сердце, что Господь простил, и все будет хорошо. Я была такой радостной! Потом я уже жила в вере.
             В апреле я забеременела. Мама моя увидела, что мы живем хорошо, тоже пришла в церковь и покаялась.
             Сейчас Соломону Сергеевичу год и три месяца. Соломон переводится, как «мир вам». Муж очень хочет, чтобы Бог прославился через нашего сына, чтобы он нес свет миру. Мы рассказываем людям о Боге, когда они спрашивают, почему русского мальчика зовут Соломон. Мы стараемся воспитывать сына по Слову Божьему. Есть трудности со старшей дочкой, потому что ее воспитывали неправильно, но Бог дает мудрость в поступках.
             Мы думаем, что не остановимся на достигнутом – будут еще дети. Я вижу, что если Бог дал нам ребенка, Он дает все необходимое, что мы просим в молитве. Действительно, дети – это благословение.



    Анатолий и Валентина Токмаковы

             Рассказывает Валентина: Мы с мужем хотели много детей. Первенцем была Катеринка, которую мы очень ждали, постоянно в плане был второй ребенок, но никак…
             Тринадцать лет мы ждали второго ребенка, в течение первых шести из них у меня было три выкидыша на поздних сроках беременности. Когда я видела, что в семьях рождаются дети, было очень тяжело. Но я по натуре оптимист, и мы терпеливо ждали.
             Семь лет я не могла забеременеть, и на каком-то этапе это стало «идеей фикс», я видела себя только беременной, рыдала каждый месяц. В семье вслух о ребенке могла говорить только я, потому что Толя и Катерина боялись меня травмировать.
             В церкви я начала вести семейное служение, и постепенно эта «идея фикс» отошла на второй план – когда ты помогаешь другим, ты не имеешь права расслабляться сам.
             В феврале 1999-го за нас с мужем на служении молился Карл Густав Северин.
             22 апреля на конференции в Москве Джон Аванзини просил всех участников написать на листочке три желания и молился за них.
             Как-то мы с Верой Татач поехали в Закарпатье служить в церквях. После приезда я пробыла дома не больше недели, и мы уехали на юг. Там я поняла, что жду ребенка. Это был август 1999-го года.
             Всю беременность я героически вылежала. Казалось бы: тяжело, а у меня внутри все пело. Но были трудные минуты, и два раза в больнице я просила Господа прислать мне ангела, и оба раза приходила Ира Куприянова.
             Ровно через год после конференции Аванзини, 22 апреля 2000 года, родилась Настасья. Это ребенок обетования. Мне было 38 лет. Катерину я родила в 23 года – сама еще была ребенком. Меня тогда муж и родители окружили заботой, все делали, мне оставалось только бантик ей повязать и пойти гулять. Что такое материнство я ощутила в полной мере только с Настасьей.
             Сейчас я очень благодарна Катерине. Она семь лет молилась за эту беременность, была в молитве за успешные роды, сейчас очень помогает.
             Я хочу сказать всем женщинам, которые хотят иметь детей, но не могут забеременеть, чтобы они просто успокоились. Моя беременность многие годы была для меня больше, чем Бог. А нужно отдать эту проблему Богу, и это нелегко. Гораздо легче пытаться что-то сделать самой.
             Когда на семейную консультацию ко мне приходили женщины, у которых умерли дети, мне гораздо легче было их утешать, чем говорить, что Бог даст им еще детей, потому что я сама этим болела. Но Господь дал силы все перенести, пережить, перешагнуть это желание. Я постоянно помнила место Писания: «Вот наследие от Господа: дети; награда от Него - плод чрева» (Псалтирь 126:3). Я знала, что Бог хочет благословить нас, и я перестала переживать. Я не забыла о проблеме, но перестала болеть этим. Я просто доверилась Богу и постоянно молилась: «Господь, я не хочу, чтобы кто-то или что-то в моей жизни было больше, чем Ты».
             И еще я хочу предупредить этих женщин, которым, я знаю, Бог даст ребенка, чтобы этот ребенок не стал «идолом». Я каждый раз одергиваю себя, когда замечаю такое, и говорю: «Бог, это Твой ребенок. Ты просто доверил мне его на земное время».



    Смбат и Армине Хачатрян

             Рассказывает Армине: Мы поженились в 1992-м году. Хотели мальчика, а родилась Анита. Сейчас ей восемь лет. Второй родилась Шушанна, ей уже пять. Но мы очень хотели сына.
             В феврале 1999-го года, когда приезжал Карл Густав Северин, я была беременной на пятом месяце. Мы уже сходили к этому времени на УЗИ, но точно пол ребенка нам не смогли сказать. И когда Карл вызывал пары на сцену, я вышла, чтобы он за меня помолился, и чтобы у нас родился мальчик.
             Смбат: В нашем народе очень важно, чтобы семья имела сына. Но когда мы ждали третьего ребенка, и мы не знали - девочка или мальчик, я успокаивал Армине: «Все равно, кто будет. Это же наш ребенок».
             И теперь когда родился Аграмчик, наш дом наполнен радостью и счастьем. Это благословение от Господа. Бог хотел нас порадовать. Аграмчик очень общительный. Карл Густав сказал, что он будущий проповедник. Мне очень хочется, чтобы у него еще один братик был.
             У родителей я младший сын, и все хозяйство дома в Армении должно перейти ко мне. У меня есть еще две сестры и старший брат, но у нас принято, чтобы именно младший сын оставался с родителями. Сейчас я пока живу в России. Теперь у меня тоже есть сын, который в будущем будет обо мне заботиться.
             Девочки – это совсем неплохо, но сын – это совсем другое.



    Свидетельство из Израиля

             Дорогие братья и сестры! Хочу поделиться с вами теми переживаниями и чудом, которое Господь Бог сотворил в нашей семье.
             Семь долгих лет у нас с мужем не было детей. Вначале казалось, что это даже неплохо: можно пожить в свое удовольствие, но это мнимое «удовольствие» тянулось год за годом, а настоящей радости не было. Через два года после нашей свадьбы умерла моя мама, и семья стала распадаться: отец вскоре женился, а муж (он был моряком дальнего плавания) ушел в рейс на 8 месяцев и работал у берегов Южной Африки. Я осталась дома одна в огромной трехкомнатной квартире. В этом одиночестве я чувствовала, что схожу с ума: начали сниться страшные сны и слышаться какие-то странные голоса. Чтобы родить ребенка мне нужно было чудо, но я думала, что чудес не бывает, поэтому совсем потеряла надежду.
             Вот однажды ко мне пришла дочь моей мачехи Света Комягина (Слава Господу за это!) и пригласила меня в церковь живого Бога. Я очень обрадовалась, так как догадывалась, что Бог есть.
             Мы вышли из моей квартиры и застряли в лифте на 40 минут. Понятно, что на служение мы опоздали, но все-таки пришли, и так началась моя новая жизнь с Богом.
             Три года я просила ребенка у Господа, и вот, в один из дней апреля 1993-го года, я дома читала Библию и вдруг остановилась на одном месте – Бытие 18:14: «Есть ли что трудное для Господа? В назначенный срок буду Я у тебя в следующем году, и будет у Сарры сын». То, что я прочитала, было , как гром среди ясного неба. Я позвонила своей подруге, с которой мы вместе ходили в церковь, и рассказала о том, что, читая сейчас Библию, я нашла… Но она не дала мне продолжить, так как сама в этот момент читала – Бытие 18:14. Мы встретились и помолились молитвой согласия о будущем ребенке.
             Это было начало великого чуда, которое сотворил Господь в нашей жизни. К тому времени я много лечилась от бесплодия. Одна из моих сестер была врач-гинеколог. Она как врач занималась мною несколько лет и сказала, что с медицинской точки зрения беременность невозможна. Но разве есть что-то трудное для Господа?
             Была еще одна проблема: как может наступить беременность, если мой муж в одном из шести-восьмимесячных рейсов в океане? Но Бог действовал. К ним на корабль пришла радиограмма о том, что рейс продлевается на четыре месяца, но мой муж и еще три человека из экипажа в 48 человек были не согласны с продлением рейса, и муж вернулся домой раньше срока.
             Господь дал мне точное знание даты рождения сына – 27 февраля 1994 года.
             Вот наступила долгожданная беременность, и тут началась война за удержание этого чуда. И здесь Господь был верен.
             Наконец, 27 февраля, как Бог и обещал, у нас родился долгожданный первенец. Назвали его Женя. Слава Господу за Его верность и любовь к нам!
             Сейчас мы уже пять лет живем в Израиле. Здесь тоже есть церкви, в которых знают и любят Господа нашего Иисуса Христа.
             Будьте счастливы в Нем!

             Ольга Прядун, г. Ашдод, Израиль


    Шокирующая статистика

             По данным ООН, ежегодно в мире совершается 45-60 миллионов абортов. Это практически равняется численности населения Германии!
             Ежедневно совершается 164348 абортов и ежечасно – 6849. Статистика говорит, что в бывшем Советском Союзе, и в частности, в Беларуси женщина за детородный период в среднем делает до 8-ми абортов. В результате первой беременности рождается только 60% детей, второй – 30%, третьей – 10%. Четверть из женщин, избавляющихся от своих детей, не состоят в браке.
             Как правило, женщины приводят три причины выбора аборта: одни говорят, что ребенок помешает работе, учебе или другим обязанностям; другие – что не могут позволить себе ребенка; и третьи – что не хотят становиться матерями-одиночками или имеют проблемы в отношениях с мужем или партнером.

    Назад Распечатать На начало страницы Послать ссылку другу Вперед