Home Подписка
№ 8 (56) 2001
  • Хлебное дерево
  • Письма миссионера
  • Я видел ад
  • Кому не все равно?
  • Новости
  • Служение для умных
  • Не обманывайтесь
    Назад Распечатать Послать ссылку другу Вперед


    Rambler's Top100
    Рейтинг@Mail.ru
  • Живая вера
    Хлебное дерево

    Василий Тищенко: Нас одиннадцать братьев и сестер. Мои братья и сестры имеют кто тринадцать, кто девять, кто семь детей. Только у меня двое. А еще у меня 78 племянников и 40 двоюродных внуков. Общее число потомков моих родителей сейчас составляет около двухсот человек.

    Василий и Елена Тищенко уже двенадцать лет живут в американском городе Ванкувере (штат Вашингтон). Василий - пастор славянской церкви в городе Портленде (штат Орегон). Родился он в Краснодарском крае, а потом его родители из-за преследований за веру переехали в Батуми. В Грузии Василий познакомился с Леной, они поженились и переехали в Америку, когда у них уже были две девочки-погодки – год и два года.



    Материал подготовила Юлия Олейникова

    На снимке: Василий и Елена Тищенко


             Пастор Василий, расскажите о вашей церкви в Портленде.
             Эта уже третья церковь, которую мы основали в Америке. Сначала мы организовали первую русскую церковь в Ванкувере, в которую приходили эмигранты из бывшего Союза. Мой старший брат Петр стал пастором этой церкви. Через два года я и брат Лены начали новую харизматическую церковь в этом городе. Пять лет я был вторым пастором этой церкви. К нам приходили люди, которых Бог освобождал от алкоголя, наркотиков, от многих других зависимостей. Мы видели хорошие плоды работы церкви.
             Через некоторое время мы начали церковь в Портленде – это сорок километров от Ванкувера. И вот уже два года я пастор церкви «Любовь Божья». Это быстро растущая церковь, построенная на системе домашних групп. В нашей церкви Бог исцеляет души людей, спасает их от греха.
             Есть ли какая-то разница между американскими и русскими церквями в Америке? Почему церковная община не может объединить и русских, и американцев?
             Мы все одинаковы перед Богом. Единственное наше отличие здесь, на земле, - вопрос культуры. У эмигрантовиз бывшего Советского Союза есть свои традиции. На славянах сильно сказывается прошлое мышление, им бывает трудно слиться с американским обществом. Старшее поколение плохо говорит по-английски, молодые, наоборот, – только по-английски. В перспективе мы планируем проводить часть богослужений на английском языке. Это также даст возможность нашей молодежи, которая плохо понимает проповедников, приезжающих из России, слушать проповеди по-английски.
             Какие основные проблемы встают перед людьми, приезжающими в Америку?
             Трудности есть везде. Наша семья была одной из первых, приехавших в Ванкувер. Первое – это языковой и культурный барьер. Мне пришлось полгода только заниматься изучением языка. Следующей встала финансовая проблема – если сегодня разрешается приезжать с деньгами, то нам приходилось все оставлять в Союзе и начинать практически с нуля. Мне пришлось и на стройке поработать, и официантом в ресторане. Я молился: «Господь, покажи мне правильный путь!». И Господь натолкнул меня на мысль открыть свой бизнес: мы покупаем «битые» автомобили, ремонтируем их и продаем. Таким образом нам удалось подняться в Америке.
             Я знаю, что Вы несете служение миссионера на Дальнем Востоке России. Как Вы туда попали?
             Судьба человека – от Господа. Мое призвание – проповедовать Слово Божье в Америке, и мы, как и наши братья в России, спасаем погибающих, лечим раненые сердца, восстанавливаем деградирующее общество. Но шесть лет назад в моем сердце появилось стремление проповедовать Евангелие народам Дальнего Востока. Не каждый живущий в Центральной России может позволить себе летать на Камчатку. Но для нас, живущих на западном побережье Америки, это самый близкий район России. На Камчатке живут каряки, алеуты, ительмены, которые не слышали об Иисусе Христе. У меня есть хороший друг Николай Поляков, вместе с которым мы основывали церкви в деревнях на Камчатке, на Командорских островах. На сегодняшний день там везде есть церкви, поднялись служители. Основная церковь – в Петропавловске-Камчатском. Сейчас мы будем работать во Владивостоке. Раз в году мы проводим конференции для Дальнего Востока. Наша русская церковь в Америке выступает основным спонсором евангелизационной работы в этом регионе.


    На снимке: на “золотую свадьбу” супругов Козловых - родителей Елены Тищенко - съехались сто тридцать из двухсот потомков

             Теперь, когда мы знаем о том, чем Вы занимаетесь, хочется узнать о вашей семье. И Вы, и Лена – потомственные верующие. Какова история вашей семьи?
             Мой дед служил в царской армии, потом был красным партизаном, командиром, и в то же время был пастором баптистской церкви. У деда было пять сыновей. Мой отец знал о Боге, но влияние советской власти было сильным. Отец закончил ФЗО, был летчиком. В 1939-м году его призвали в армию, он прошел Финскую войну, устанавливал советскую власть в Прибалтике. Великая Отечественная война застала его в приграничной полосе России, он был механиком авиаполка, который первым принял атаки немцев. Весь полк кроме, двух человек, погиб. В трудных обстоятельствах отец молился Богу, о котором слышал от своего отца: «Бог, если Ты спасешь меня, я буду служить тебе».
             В 1941-м году отец попал в окружение, долго выходил из него, и, перейдя линию фронта к своим, после перераспределения, попал в армию Власова. Когда Власов сдал немцам свои армии, отец был в числе тех, кто попал в плен. Из Подмосковья их колонной гнали до Могилева – 1200 километров за десять дней. Многие погибали от этого бега, но отцу удалось убежать из этой колонны. Он прошел пешком по вражеской территории до Ростова, был снова взят в плен, снова бежал, дошел до Макеевки, пытаясь перейти линию фронта. И здесь он встретил верующих. В этом городе была небольшая группа бабушек, которые служили Богу, проводили собрания. Мой отец – наполовину еврей, имеющий абсолютно еврейскую внешность. Бабушки, несмотря на огромную опасность, долго скрывали его от немцев. У них он по-настоящему узнал Бога, получил крещение Духом Святым. Одна из женщин пророчествовала ему, и это слово от Бога отец сохранил на всю жизнь. Господь сказал ему: «Я сохраню тебя, проведу через все ужасы. Ты останешься живой и увидишь не только своих детей, но и всех своих потомков до четвертого рода». Это благословение Бог давал праведникам в Библии.
             Бабушки не могли больше скрывать его, он попытался уйти, но был арестован и увезен в Германию в концентрационные лагеря. В его сердце был сильный дух свободы. Бог дал ему возможность познакомиться с одним немцем, который сказал: «Иван, если ты не убежишь из плена, ты погибнешь». Немец помог ему бежать, дал пищу и одежду.
             Месяц отец шел по территории Германии от западной границы до восточной. Приходилось идти по ночам, он был уже очень усталый и голодный и начал рисковать. Однажды ему пришлось идти через одну деревню, которую невозможно было обойти, и у окраины которой стоял военный блокпост. Он, помолившись, пошел прямо на солдат. Когда они стали его расспрашивать, то, конечно, поняли, что он не говорит по-немецки и является русским солдатом, убежавшим из плена. И вдруг один из солдат взял отца за руку, вывел на восточную окраину деревни, показал рукой на восток, где находится Россия, и отпустил.
             Отец по дороге зашел в какую-то деревню и был арестован полицейским. Тот очень сильно избил его, а когда обыскивал, нашел в кармане отца маленькое Евангелие, которое дал ему отец со словами: «Сын, если ты сохранишь это Евангелие, оно спасет тебя». (У нас повелась такая традиция: когда я уходил служить в армию, отец также дал мне Евангелие и сказал те же слова. И Евангелие спасло меня однажды в армии во время гонений за веру). Полицейский не поверил, что в коммунистической стране есть верующие, но в его сердце появилась милость. Староста той деревни взял моего отца в работники, он до самого своего освобождения американской армией жил на ферме, работал и был практически в безопасности. Там же он встретил мою мать.
             Она прошла три с половиной года концлагерей, заболела в Бухенвальде туберкулезом и должна была быть сожжена. Но Бог сделал чудо: одна немецкая женщина взялась ей помочь, провела ее через множество комиссий, чтобы доказать, что мать может выздороветь. Для этого ее нужно было кормить хорошей пищей, и мать отпустили на попечение этой женщины. Мать работала у хороших верующих в Бога немцев, ее здоровье было полностью поправлено.
             После освобождения отец мог, как и все военнопленные, попасть в Сибирь, но Бог и тут явил Свою милость. Это было в фильтрационном лагере на территории Германии. Мать как женщину, бывшую в трудовых лагерях, очень быстро отпустили. А отца проверяли очень тщательно. Один из НКВДшников выдал ему справку и сказал: «Иван, если ты выпустишь эту справку из своих рук, тебе не видать Родины, как своих ушей». Когда отец стоял в очереди на советской границе, он заметил, что у всех солдат отбирали эти справки. Он подговорил несколько человек не идти напрямую, они ночью залезли на вагоны и в темноте переехали через границу. На территории России они спрыгнули с поезда и добрались до дома. В своей деревне отец просто предъявил свою справку и стал жить спокойно.
             Родители пришли с войны, первый их ребенок был рожден в 1947-м году. А я родился в 1964-м. Нас одиннадцать братьев и сестер. Сейчас они все в Америке. Мои братья и сестры имеют кто тринадцать, кто девять, кто семь детей. Только у меня двое. А еще у меня 78 племянников и 40 двоюродных внуков. Общее число потомков моих родителей сейчас составляет около двухсот человек.
             Насколько я знаю, родители Лены тоже верующие люди. Им тоже пришлось многое перенести за свою веру в Бога?
             Я родилась в очень благословенной семье. Род моей мамы шел от молокан. Дедушка мой Илья Митрофанович Ельчанинов был очень известным в России проповедником, основал много церквей. Дедушка отсидел за проповедь Слова Божьего пять лет в Воркуте, и младшие дети были с ним в ссылке. Мамин старший брат Петр тоже отсидел за проповедь Евангелия пять лет. А его сыновья занимались печатью Библий и перенесли много обысков и арестов. Когда мой дед был в очередной раз посажен советскими властями в тюрьму, кто-то из верующих пророчествовал ему, что Бог благословит весь его род.
             Папа родился в православной семье. Их семья имела страх Божий, и родители воспитывали детей очень строго. В 1940-м году папу призвали в армию. В самом начале войны он попал в окружение в брянские леса. Их было несколько тысяч человек, они находились там около трех месяцев, не было пищи, они ели осиновую кору. В окружении он впервые помолился и сказал, что если Бог спасет его, он будет служить ему. Вскоре пришел приказ пробиваться к своим, и из батальона, в котором он был сержантом, вышло из окружения восемь человек. Папа понял, что Бог хранил его.
             В боях под Москвой папа был ранен. В тех сражениях раненых не подбирали, но когда он лежал на поле боя, около него остановилась телега, его забросили на нее, привезли в какой-то сарай, без всяких уколов и наркоза сделали операцию на ноге. Потом их погрузили в эшелон, и вскоре вся эта местность была занята немцами, а все оставшиеся там раненые были расстреляны.
             Полгода папа пролежал в госпитале, потом его должны были отправить на Ленинградский фронт. Он молился и просил Бога сохранить ему жизнь, и когда их грузили в эшелон, папа упал, потому что был еще на костыле, и его нога не работала. Генерал, который наблюдал за посадкой, подозвал его и предложил остаться в Москве на военном заводе, где он и работал до конца войны. А эшелон, в котором он должен был ехать, попал под бомбежку, и все, кто там был, погибли.
             После войны папа приехал к себе на родину в Воронежскую область, где жила тогда и мама. Деревня называлась Добро баптистов, потому что все ее жители были верующими. Папа привез ее в Москву и вскоре начал служить Богу. Они переехали снова в Воронежскую область, где он стал разъездным пастором.
             Моя мама – это женщина веры, и невзирая на гонения за веру, мы никогда не оставляли проповедь Евангелия. У нас в семье одиннадцать детей, я – десятая, и мама говорила нам, что если мы будем служить Богу, Он никогда от нас не отвернется.
             Я помню моменты, когда приезжал к дому «черный ворон», и папу забирали в милицию, держали по несколько дней. В то время сидел мой дядя, и мы всегда молились за них. Вся улица знала, что мы – верующие. Папа был пастором, а мама - всегда с ним рядом. У них огромная, уникальная любовь друг ко другу.
             Когда мне было лет двенадцать, у мамы сильно заболело сердце, и врачи сказали, что она умрет. Мама закрылась в комнате, молилась, и Господь открыл ей место из Священного Писания: «Я не умру, но буду жить, и возвещать дела Господни». Она вышла из комнаты и прочитала нам этот стих из Библии. И до сих пор она жива, 20 августа ей исполнилось 75 лет, она очень жизнерадостна. Родители прожили вместе 55 лет.
             Мы – благословенная семья. Один мой брат – пастор в Волгоградской области, другой брат – пастор в Ванкувере. Сейчас семья моих родителей насчитывает около двухсот человек – это дети, внуки и правнуки. Мой папа любит говорить, что его род превзошел род Иакова, когда тот входил в Египет. У меня шесть братьев, и нас пять сестер. Мы все очень любим друг друга и очень дружны между собой. И еще мы очень любим своих родителей. Они всегда были для нас очень близкими друзьями. Их жизнь – это пример глубокой любви друг к другу. Мы видели, что можно прожить вместе с молодости до старости и иметь огромную любовь.
             Папе сейчас восемьдесят один год, он уже не пастор, но они оба с мамой - верные молитвенники. Они оба – люди веры.
             Они очень любят внуков. Когда мы с Василием уезжаем в миссионерские поездки, я оставляю на них двух своих дочерей и знаю, что в доме будет мир и покой.
             У многих сложилось представление, что если в семье много детей, то эти дети в чем-то ущемлены, им приходится рано начинать работать. Всегда ли хорошо – иметь много детей?
             Лена: Я думаю, что это хорошо. Наша семья не нуждалась. Наш папа был печником, клал печи и под газ, и под дрова. За лето он зарабатывал очень хорошие деньги. А мама хорошо шила. Еще я помню, что наш дом всегда был переполнен людьми, кормили всех – и верующих, и неверующих, и Бог восполнял все нужды.
             Это материальное, а что касается духовного… Когда мы приходили из школы, и если мы что-то натворили, Бог всегда открывал это маме, и она видела это в наших глазах. Я иногда подходила к зеркалу и старалась понять, что же она видит в моих глазах, но ничего не видела. Но ей Бог открывал все произошедшее, и Он всегда реально был с нами в доме. У нас нет никого неверующих, все дети очень близки к Богу.
             Сейчас у всех моих братьев и сестер большие семьи, и все равно никто финансово не нуждается. Все мои родственники в Америке имеют свой бизнес, благословлены сами и благословляют живущих в России. Каждый месяц они отправляют большими партиями посылки, обеспечивают несколько детских домов в Волгоградской области.
             Василий: Библия говорит, что трудящийся человек достоин пропитания. Поэтому Божьи благословения открываются в жизни тех людей, которые любят работать. И еще Библия говорит: «Не видел я праведника просящим хлеба. Он милует и взаймы еще дает». Насколько я помню, моя мать давала взаймы всем соседкам. У нее всегда были деньги, хотя в семье росло одиннадцать детей. Отец иногда трудился на трех работах, они возделывали огород, но мы всегда ходили в школу самые чистые и опрятные. Мы жили хорошо и красиво.
             Если человек любит Господа и любит трудиться, то он всегда будет благословен. Когда я стал совершеннолетним, то, хотя многие люди зарабатывали 70-80 рублей, мой заработок составлял 2000 – 3000 рублей в месяц – я был фотографом на Черноморском побережье. Это было для меня достаточно легко.
             Вся моя сознательная жизнь – это путь благословений. Несмотря на то, что было много сопротивлений от злых людей, Бог всегда хранил меня.


    На пути благословений

             Василий: Божье определение для каждого человека самое благоприятное, и те проблемы, которые мы видим сегодня, - это следствие проклятия и греха, в котором семьдесят лет жила наша страна. Это как вавилонское пленение, в котором жил еврейский народ. Евреи отвернулись от Бога, 490 лет не давали десятины. Это явилось причиной проклятия.
             В последние годы царского режима русский народ испытал моральное разложение, не было истинной веры в Бога. И пришла революция. Сейчас идет процесс восстановления. Я верю, что будущее России прекрасно. И если христиане не остановятся, то страна поднимется, и мы увидим прекрасное, благословенное будущее. Это начнется с Церкви Иисуса Христа. Экономический и моральный подъем будет идти в ногу с Церковью.
             Находясь в Америке, я изучаю историю этой страны. Америка имеет наивысший стандарт жизни. Причиной этого является тот факт, что в основание этой страны были положены Десять заповедей Божьих. Первые президенты ввели это в Конституцию. Страна строилась на христианской базе. Каждый президент на коленях вымаливал у Бога благословение для страны. И Господь являл эти благословения. Конечно, сегодня есть какие-то отступления, но Голливуд – это не вся Америка. Есть Божье присутствие в этой стране, которое пришло благодаря тому, что люди не оставляли Бога.
             Я хотел бы почтить память людей, которые донесли до нас Евангелие. Они оставили нам веру в Бога, которая сделала нас счастливыми и благословенными. На страницах Священного Писания я вижу возможность для каждого человека быть благословенным .
             «Ибо Ты благословляешь праведника, Господи; благоволением, как щитом, венчаешь его» (Псалтирь 5:13). Бог хочет, чтобы все люди на земле были счастливы. Но настоящее благословение может быть только у праведника, который посвятил жизнь Господу. Это будет не только финансовое благословение, но самое главное – присутствие в сердце Духа Божьего. Я могу назвать себя самым благословенным, самым счастливым человеком на земле и хочу сказать людям, которые совсем недавно стали христианами: поймите, жизнь христианина – это не только путь борьбы и побед, это не только трудности. На этом пути есть много славного и прекрасного. «Блажен народ, у которого Господь есть Бог», - говорит Библия. «Блажен» - значит «благословен». Наше будущее зависит от того, является ли Бог нашим Господом. И тогда приходит благословение.
             Лена: В 125-м псалме написано: «Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью. С плачем несущий семена возвратится с радостью, неся снопы свои» (Псалтирь 125:5,6). Мои родители и родители Василия среди скорбей и гонений сеяли семя благовестия со слезами и с верой ожидали, что придет время Пробуждения. И то, что происходит в последние десять лет в России, это уже время жатвы. Четыре года назад мы были на Камчатке, где умерли многие мученики за веру. Но я поняла, что пришло время, когда поднялись люди, которые основывают в этом краю церкви.
             Иван Петрович Федотов, о котором газета «Екклесиаст» писала в прошлом номере, был одним из основных служителей в Центральной России, и мой папа входил в состав этого братства, был одним из его помощников. Через Ивана Петровича очень сильно действовал Бог. Когда его в очередной раз арестовали за проповедь Евангелия, я помню, как мы молились за него. Он и сейчас один из самых близких папиных друзей. Вообще в нашем доме собирались многие служители, в том числе и Ряховский, и Белых.
             В Израиле в память о погибших в немецких концлагерях сажают хлебное дерево. У этого дерева есть одна особенность: его полностью уничтожают, но если хотя бы маленький кусочек попадает в землю, он пускает корни и растет. Я попыталась найти, где в Библии говорится об этом хлебном дереве. Оказалось, Священное Писание называет его «рожковым деревом». В пророчествах сказано, что народ Божий как это дерево. Христианство в России похоже на хлебное дерево. Его полностью уничтожали, но если оставался маленький остаток, он давал корни. Во времена советской власти христиан арестовывали тысячами, многие из них умирали, перенося сильнейшие пытки. Когда казалось, что оно уничтожено полностью, оно поднималось снова. То, что мы видим сейчас, - это огромное дерево Пробуждения.


    Назад Распечатать На начало страницы Послать ссылку другу Вперед