Home Подписка
№ 4 (64) 2002
  • Вор по кличке "Москва"
  • Новое имя церкви
  • Истина об аде
  • Гарантия стабильности
  • Новости
  • Религия ЛСД
  • Говорит Нальчик
  • Социальные реформаторы
  • Клонирование: творить или вытворять
    Назад Распечатать Послать ссылку другу Вперед


    Rambler's Top100
    Рейтинг@Mail.ru
  • Живая легенда
    Вор по кличке “Москва”
    ... Впереди я заметил нечто похожее на виноградную лозу, но когда я подошел ближе, то увидел, что эта была ограда высотой с человеческий рост - переплетенные живые змеи. Их тысячи, и мы в этом окружении!..

    ... Меня пытали, ударяя молотком одновременно по фалангам средних пальцев рук. При этом может наступить разрыв сердца, но я опять выжил с помощью Божией. Потом меня бросили в спецкамеру под названием «музыкальная шкатулка»...


    Николай Кириллович Иванник

    По книге Вениамина Исаева «Вор по кличке «Москва»

    Окончание. Начало в предыдущем номере.



    Верующие коммунисты и комсомольцы

             В 1958 году, будучи молодым служителем, я прибыл в Геленджик - красивый курортный город на берегу Черного моря. Здесь была хорошая церковь, состоящая из интеллигенции, учителей, врачей и студентов. В то время у нас с женой было четверо детей. Нам сложно было найти себе жилье, так как никто не хотел принимать нас из-за страха быть арестованными. С нашим приездом церковь стала быстро расти. Покаяния у нас были на каждом служении, и это наводило ужас на городские власти. Они были встревожены, что в их городе есть церковь, пастор которой — бывший вор, что эта церковь быстро растет, и в ней происходят чудеса Божьи.
             Нас часто штрафовали, увольняли с работы, притесняли. Меня - единственного кормильца в семье - заставляли платить огромные штрафы. Но мы, не взирая ни на что, без работы, без хлеба продолжали дело Божье. Через нашу церковь к Богу обратилось очень много людей, даже членов партии и комсомольцев. За каждого из них давление на нас возрастало. Мне сказали: «Все. Камеры для вас готовы, Колыма по вам плачет, мы вас туда упрячем».
             Нас лишали жилья, и мы вынуждены были жить в козьих и куриных сараях. Приходилось скитаться и радоваться тому, что у нас есть возможность приютиться хотя бы в курятнике, за что мы всегда благодарили Господа. Наш молитвенный дом в центре Геленджика на улице Кирова, 40, был разрушен по приказу властей. Мы, рискуя жизнью, начали собираться по домам. Про нас писали статьи, ругали по радио. Нас боялись, думали, что мы - секта.
             Летом у нас на курорте покаялись студенты из Волгограда, а на 7 ноября они прилетели к нам на крещение. Проводить его в этот день было очень опасно, но мы не могли просто так отправить их назад домой. Закончилось все тем, что я оказался в отделении милиции. Там передо мной махали пистолетами, ругали, допытываясь, что за акцию я проводил. Я ответил: «Мы делали дело, порученное Господом. Христос сказал: “Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа”».
             Пока я там объяснялся, мою семью ночью посадили в машину и вывезли в змеиное ущелье. Власти исполнили свою угрозу.
    Змеиное ущелье

             Когда меня выпустили, я не знал, где мне искать своих родных, так как об их местонахождении запрещено было говорить. В этой ситуации помощь пришла от одного капитана милиции, который симпатизировал мне. Он и отвез меня к семье. Когда мы подъезжали к ущелью, капитан объяснил мне, что здесь находится «змеиная родина», и когда поднимается солнце, все змеи тысячами выползают на камни и греются, а сейчас как раз у них еще и свадебный сезон.
             Я встретился со своей семьей и успокоил их, сказав, что Бог всегда с нами. Утром, когда вышло солнце, мы увидели, что из нор выползают змеи. Их было очень много. Моя мама закричала. Я сказал: «Мама, не бойся, они нас приветствуют. Они думают: кто тут поселился на их территории? Господь послал Ангелов охранять нас, и никакая змея нас не укусит».
             Мы решили развести костер, и я пошел за дровами. Впереди я заметил нечто похожее на виноградную лозу, но когда я подошел ближе, то увидел, что эта была ограда высотой с человеческий рост - переплетенные живые змеи. Их тысячи, и мы в этом окружении!
             Но оказалось, что змеи вполне общительны, и если их не трогать, то они никогда не нападут.
             Когда настали холода, нам помогли. Начальник порта привез столетние дубовые ворота, которые стояли там и еще тысячу лет могли бы стоять. Обе створки ворот вкопали в землю и сверху накрыли брезентом, таким образом, мы были защищены от дождя и ветра. Мы сделали кровати из палок, насушили соломы, наносили травы. Змеи залезали к нам под кровати и жили вместе с нами. Иной раз лежишь, надавишь, она шипит: мол, осторожно! Они нас еще и согревали. Вот так мы жили, и Бог охранял нас. Верующие боялись принести нам кусок хлеба. Они знали, что я под усиленной охраной, и никто к нам не приезжал, опасаясь за свою жизнь.
             Ночью я постоянно уходил молиться на самую высокую гору. Я не сдавался и молил Господа о помощи. И Господь делал чудеса.
             Нам стала помогать жена начальника КГБ. Она посылала ночью личного шофера со служанкой, которая в тряпочке приносила нам еду и оставляла на пне рядом с нами. Они быстро уезжали, так как тоже боялись.
             Сначала я думал, что это верующие носят нам еду, но Бог мне сказал: «Тот, кто тебя сюда послал, тот тебе и узелки носит». Вот так Бог обеспечивал нас едой.
             Потом Бог послал черепах, тропа которых проходила через наше жилище. Дети ловили их, укладывали в корзинки и носили продавать курортникам. Живые сувениры пользовались огромным спросом. Таким образом, у нас появились деньги на питание.
             Можно сказать, что мы привыкли к этим условиям, акклиматизировались. Про эту историю узнали во всем Союзе. Приехала делегация из Львова, которая пошла к властям города, возмущаясь: где это написано, чтобы в нашей стране так издевались над верующими людьми?
             Я пришел в милицию, чтобы получить документы, без которых никуда не мог выехать. Я не знал, где жить дальше. В Краснодаре нас не прописывали и детей в школу не принимали. Куда ехать? Мои друзья нашли мне работу— заведующим фотопортретных цехов по Северному Кавказу и Ставропольскому краю. Так я стал работать, одновременно и проповедуя. Я проводил евангелизации в Новороссийске, Краснодаре.

    «Музыкальная шкатулка».

             В очередной раз я был арестован уже в Пятигорске. В отделении у меня отобрали все вещи, выдернули шнурки, пояс, отрезали пуговицы и бросили меня в глубокую яму, в которой я просидел пять дней в темноте и сырости. Никто ко мне не приходил, еды тоже не давали. За это время понаехало огромное количество прокуроров, людей с киностудии, с телевидения.
             Начальник КГБ, увидев меня, зло заявил, что он думал, старика какого-то арестовали, а здесь молодой, красивый, в Бога верующий, запугивает всех адом, развращает советских граждан. Они давили на мою психику, обещая, что я буду кататься, как сыр в масле, что для меня откроют выезд за границу, создадут лучшие условия для жизни, предоставят машину, охрану. Но я ни на что не соглашался.
             Меня избивали, обзывая фашистом. А потом сфотографировали— полуживого, лежащего с закрытыми глазами, и поместили эту фотографию в газету «Кавказская здравница», которая известна по всему Кавказу. В этой газете меня представили как преступника, который пытался ограбить в автобусе женщину.
             После этого мне предъявили ордер на полный арест и забрали в подземную тюрьму. Начали подсовывать мне какие-то документы, чтобы я подписал их. Я ответил, что ничего и никогда им подписывать не буду. Меня пытали, ударяя молотком одновременно по фалангам средних пальцев рук. При этом может наступить разрыв сердца, но я опять выжил с помощью Божией. Потом меня бросили в спецкамеру под названием «музыкальная шкатулка». В этой камере с неумолкаемыми свистами, гулами и завываниями даже самые сильные люди больше пяти суток не выдерживают - с ума сходят или подписывают все, что бы им ни предлагали.
             В первую же ночь из ярко-черного я стал блондином. Я просидел в этой камере полтора месяца. Мне сказали, что никто за 27-летнюю историю этого здания, отсидев столько времени, не выходил оттуда здоровым. Такого еще не было. Это - самое настоящее чудо! Я молился там день и ночь, иначе бы сошел с ума. Я слышал разговор палачей, когда меня выпустили из камеры: «Действительно, Бог с ним, ведь такого не бывает».

    Адские муки на земле

             Затем меня бросили в камеру, где сидят убийцы - наркоманы. Когда я зашел туда, у меня было ощущение, что я попал в кромешный ад. Все стены исписаны хулениями, проклятиями, обхарканы, а люди, словно одержимые.
             Там был один юнец, который зарезал свою родную мать. Он орал, с ума сходил - призрак его матери всегда был перед ним. Сокамерники брали его за руки и за ноги и с размаху били головой об стену. Он на время терял сознание, а когда приходил в себя, то вся эта процедура повторялась вновь. Увидев это, я подумал: «Господи, люди испытывают такие адские муки уже здесь, на земле. Что же будет, когда они умрут и опустятся туда, в настоящий ад?». Бог научил меня там молиться — круглосуточно и непрерывно.
             Я рассказал своим сокамерникам о любви Божьей, о том, что Бог любит их, и что Он забросил меня сюда, чтобы они могли покаяться перед Ним. Я был пять дней в этой камере, и за это время Бог исцелил всех их от морфия. На встречу со мной приехала комиссия из Ставрополя. Один врач просил меня: «Николай, помогите, у нас и на воле наркоманы есть. А вы, оказывается, большой специалист». Затем приехала еще одна медицинская комиссия. И эти врачи тоже говорили о чуде.
             После этого меня много раз бросали в общие камеры, к растратчикам и другим заключенным, и многие из них исповедовались перед Богом. Я находился под следствием полтора года. И вдруг из Москвы приехала комиссия: два человека от Генерального прокурора и корреспондент газеты «Известия».
             Через 10 дней меня привезли на суд, на котором вынесли приговор: «За отсутствием состава преступления немедленно освободить из-под стражи. За все полтора года оплатить средний заработок».
             Так я вышел на свободу. Когда я очутился на улице — начал плакать. Обычно я никогда не плакал, но это были слезы благодарности. Слава Богу, что я свободен! Это милость Божья!
             За полтора года я разучился нормально спать и, бывало, не спал сутками. Дома у меня отнялись ноги и руки, я начал распухать. Все думали, что это конец, но все верующие Кавказа молились за меня днем и ночью. И через две недели Бог поднял меня с постели.
             Я никогда не сидел на месте, а постоянно ездил по городам, проповедуя Евангелие.
             Сейчас я - бывший вор «в законе» по кличке «Москва» живу в Одессе. Бог продлил мне жизнь, дал служение. Я благодарю Господа за все Его милости. Я прошел через многое и не жалею об этом, потому что Иисус Христос всегда был со мною.


    Назад Распечатать На начало страницы Послать ссылку другу Вперед