Home Подписка
№ 4 (77) 2003
  • Романтика большой дороги
  • Есть ли жизнь
    до брака?
  • Таэквондо и после покаяния
  • Новости
  • Нужны ли апологеты сегодня?
  • Консультативный Совет. Работа продолжается
  • Послушать и посмотреть
  • Найдены древнеегипетские накладные
  • Мечты сбываются
    Назад Распечатать Послать ссылку другу Вперед


    Rambler's Top100
    Рейтинг@Mail.ru
  • Песни веером
    Романтика большой дороги

    А народ охотно млеет,
    Вняв лихой тоске воров.
    Но стальные ставит двери,
    Чтоб обезопасить кров.
    А. Карпов

             Лев Телегин

    Крещатик, Крещатик, я по тебе иду на дело

             Именно под аккомпанемент этой песни, несущейся из автокассетника, таксист жаловался мне, что грабители обчистили его квартиру.
             «Ты понимаешь, все унесли, сволочи!» - в его словах было столько злости, что, кажется, он ненавидит воров самой лютой ненавистью.
             «Но подожди, ты же одобряешь такую жизнь, воровство и беззаконие», - говорил я ему.
             «Да с чего ты взял?» - его возмущение было неподдельным и искренним.
             «Ну, вот песни об этом тебе же нравятся!»
             «Так это просто песни, про жизнь».
             «Какую жизнь? Ты что, сидел?»
             «Нет».
             «А почему ты считаешь, что настоящая жизнь именно такая?»          «Да у нас все такие песни слушают, нормально, про честь, мужество, про маму опять же».
             Связи между любовью к уголовной эстетике и ограблением его квартиры мужик в упор не видел. Романтичными герои этих песен выглядели только тогда, когда приходили не к нему. Моему собеседнику еще повезло: когда одного широкого известного в узких кругах автора блатных песен посетили его же лирические герои, то они унесли не золото-бриллианты, а жизнь тверского поэта-песенника.


    Что нельзя сказать, то можно спеть

             Если человек в прямом эфире какой-нибудь радиостанции будет говорить: «Смерть ментам! Пусть лошади работают, а мы, нормальные пацаны, будем воровать, это правильнее!», я думаю, проблемы возникли бы очень быстро и у говорящего, и у радиостанции. Но те же самые идеи, спетые, вернее, сказанные в рифму под музыку, почему-то находят положительный отклик у власть имущих, и «Радио Шансон» без проблем получает лицензию на вещание в любом городе нашей парадоксальной Родины. Еще один парадокс – в плей-листе радио «Милицейская волна», вещающего в Москве, присутствуют песни явно «антимилицейского» содержания. Такое впечатление, что все уже давно живут по «понятиям».


    Нам песня строить и жить помогает?

             Песни всегда помогают продвигать идеологию. Гонения на джаз и рок-музыку при социализме говорят, что тогда власть понимала силу влияния музыки. В нигилизме рока того времени и в свободе форм джаза власти видели угрозу тяжеловесным догмам строительства развитого социализма. И угроза была не на уровне экономики или военной агрессии. Шла битва за мышление. Тогда люди у власти понимали, что музыка и песни формируют сознание молодых и не очень молодых граждан той страны, которой эта власть руководит. Интересно, понимает ли это кто-то сейчас?


    Нескромное обаяние криминалитета

             Но почему же преступный мир так привлекателен для кино, почему попевки о «праведной» борьбе «вора-уркагана с погаными ментами» привлекают аудиторию? Почему отрицательный герой стал более героем, чем положительный? Только недавно я понял, что обаяние порока построено на естественном желании человека быть свободным, и если человек не знает свободы, то ему можно легко подать эрзац вместо истины. Когда таксист, задавленный бытом и неустроенностью, слушает такие песни, ему рисуется такой красивый, настоящий мужской мир, где не предают, где все друг за друга горой, где есть, конечно, риск, но кто не рискует, тот и не мужчина, вроде бы, уже. И получается, что вместо свободы – отрицание закона. Но в итоге неуважение законов приводит человека к несвободе, поначалу романтичное уголовное братство при ближайшем рассмотрении оказывается очень продажным и трусливым, долгое сидение в тюрьме дает не авторитет и уважение, а туберкулез и социальную неустроенность. И герои песен вовсе не такие прекрасные, когда вламываются именно к тебе в дом, и когда нож втыкается именно тебе в ребра. Когда группа подростков бейсбольными битами забивает насмерть пожилую чету ради пятисот рублей, это просто «Бригада» пришла в их дом таковой, как она есть на самом деле.


    Прости меня, мама

             Я знаю не понаслышке, что такое «шконка» и «этап», и что такое «лесная зона». Так вот, внутри зоны многие, да и я сам, были очень шелковые. Мысли были очень правильные, я писал такие письма маме и папе, что просто дух захватывало. Но столько слез и седых волос я им сам добавил, что песнями это не исправишь. Только когда я изменился внутри, моя мама сказала: «Да, я вижу, что ты на самом деле другой». Родительское сердце никакими песнями и письмами не обманешь.


    Взять все, и поделить

             Россия – страна с богатыми уголовными традициями. Товарищи Ленин и Сталин пропустили значительную часть мужского населения через ГУЛаг, позже политические отсидки тоже не были редкостью, не говоря уже об уголовных. И как-то незаметно тюремно-уголовная романтика вошла в жизнь страны, и даже начала приобретать налет респектабельности. Люди недалекие при этом кивают на Америку – якобы богатой эту страну сделали гангстеры и ковбои с пистолетами. Это ложь. Преступный мир по самой своей природе не способен ни к чему созидательному. Чтобы у кого-то что-то отобрать, надо, чтобы оно у кого-то уже было.


    Антибандитский Петербург

             По электронным СМИ прошла информация, что водителям маршрутных такси в Санкт-Петербурге запретили включать в машинах блатную музыку. Подобные меры пытаются принимать в Нижнем Новгороде, в Молдавии. Есть еще места, где люди понимают, что не всем нравится «шконка жесткая, вонючая баланда, амнистия, и снова все подряд». Свобода выбора и пропаганда беззакония так же далеки друг от друга, как восток с западом.


    Заключение

             Очень часто я вижу, как тот, кто наслаждается эстетикой преступного мира в песнях или в кино, начинает одобрять и саму преступную философию. И рано или поздно криминал придет в его жизнь. Причем будет ли он жертвой, как тот таксист, или участником, хозяином жизни он не станет.


    Назад Распечатать На начало страницы Послать ссылку другу Вперед