Home Подписка
№ 7 (80) 2003
  • Из Рыбинска - в
         Рим и обратно...
  • Твердое
         основание
  • Новости
  • Музыка Армян-
         ского квартала
  • Только спелые
         ноты
  • Послушать
         и посмотреть
  • Две сестры
  • Коли б не лени-
         вы были, все бы
         в бархате ходили
  • Камень помощи
    Назад Распечатать Послать ссылку другу Вперед


    Rambler's Top100
    Рейтинг@Mail.ru
  • Ученье — свет
    Из Рыбинска -
    в Рим и обратно...

    ... если мы смотрим на этот мир, мы не можем исключить Бога, потому что главная мысль – смысл человеческой жизни не может быть без веры в Бога, без наших отношений с Ним.

    Человек из провинциального российского городка, не являющегося даже областным центром, в двадцать шесть лет становится бакалавром философии папского григорианского университета в Риме и не собирается останавливаться на этом. Поистине, перед нами человек, в жизни которого чудо стало закономерностью. Мы познакомились с Дашей Дроздовой и задали ей несколько вопросов.


    Беседовали Елена Чуйко
    и Ирина Нестерова

             Как ты оказалась в Италии?
             Сначала я училась в г. Рыбинске в школе, но одиннадцатый класс закончила в Москве, потому что уехала учиться в Восемнадцатый интернат при МГУ. После я, естественно, попала на физфак МГУ, который закончила в 2000-м году. Официально моей специальностью считается астрономия, но более мы занимались астрофизикой. Мне очень нравилось изучать космологию, «черные дыры», причины их возникновения, процессы, которые происходят в космосе.
             Пока училась в университете, я пришла в католическую церковь и начала заниматься в специальном Колледже теологии, философии и истории имени св. Фомы Аквинского.
             Я чувствовала, что нужно двигаться дальше и попросила одного своего профессора (он был итальянцем, и у него были контакты в Италии) узнать, существуют ли стипендии, для того, чтобы учиться в Риме. Стипендия – это те деньги, которые идут на оплату обучения и проживания, один год обучения стоит десять тысяч евро.
             И действительно, мой профессор очень много сделал для меня, помог написать все бумаги, доказать, что я способна к обучению, что я верующий человек и готова потом вернуться в Россию. Деньги необходимо находить каждый год, я обращаюсь в разные фонды, и каждый раз чудесным образом деньги находятся. Я благодарю за это Итальянскую конференцию епископов, Американскую конференцию епископов, немецкий фонд Reno-Vabis, Испанский Григорианский университет и некую миссис Томсон из Соединенных Штатов Америки.
             Это совершенно новое для меня направление, поскольку, хотя я изучала философию, этого было, в некоторой степени, недостаточно. Я понимала, чего хочу, и что это такое, но мне не хватало языка, навыков, как работать с материалом. И вот, сейчас я закончила первые два года, получила степень бакалавра. Это первая ступень, которая позволяет мне продолжать дальнейшую учебу.

             Почему ты выбрала именно католическую церковь?
             Я не знаю, насколько мы выбираем церковь, насколько мы оказываемся там по воле Божьей. Я приехала в Москву, и уже в Москве начала искать какую-нибудь общину, причем меня всегда тянуло больше к западному типу христианства. Сначала я была даже склонна пойти в лютеранскую церковь, потому что мне больше нравилась их догматика.
             Однако в лютеранскую церковь я не попала, а однажды, будучи в Питере, гуляла по Невскому проспекту и заходила во все церкви, которые там находятся. Я случайно зашла в католическую церковь Св. Екатерины и купила там розарий (четки). Мне стало интересно, что с ним делают и, приехав в Москву, я начала искать католический храм. Я довольно быстро его нашла, он находится на Лубянке, рядом со зданием ФСБ, а потом нашла второй храм, который находится на Малой Грузинской. Сейчас это центральный собор, а тогда его только-только передали католической церкви. Я пришла туда и попросила пройти катехизацию, потому что хотела понять вероучение и почувствовать, что это такое. Я довольно быстро решила там остаться, потому что меня, честно говоря, поразила та разница между тем, что я знала о католической церкви и тем, чем она оказалась на самом деле.
             Я всегда думала, что там люди очень мрачные, что они чуть ли не детей кушают, и вообще у них все очень сурово. А оказалось, что они очень добрые, улыбаются, заботятся друг о друге, а папа – так вообще милейший человек, выдающийся философ и вообще личность, которой хочется только восхищаться.

             Если человек гениален, то он гениален во всем. Наверное, философия и астрономия – не единственное в твоей жизни…
             Художественные способности, скорей всего, у меня проявляются в фотографии. Есть у меня такое увлечение, я все время пытаюсь его развивать, но не всегда получается. На самом деле, конечно, чем только я не увлекалась. Одно время я даже хотела пойти во ВГИК на оператора, но, посмотрев внимательно, решила, что это, конечно, не для меня. До того, как поступить в художественную школу, я немного занималась музыкой, с того времени у меня осталась страсть к игре на деревянных духовых инструментах. Сейчас у меня маленькая флейта-сопрано, и мне дали попользоваться неплохим альтом довольно качественного исполнения. Так что теперь я пугаю соседей.
             Два года я проучилась в художественной школе. Последнее увлечение у меня – велосипед, потому что по Риму очень удобно разъезжать на двухколесном средстве передвижения. Проблема только в том, что оно иногда ломается, лопаются колеса и приходится ремонтировать, ну и вообще, машин в Риме много и пешеходов много. И дороги неровные.
             До того, как поехать учиться в Италию, я верстала восьмиполосную российскую католическую газету «Свет Евангелия». Потом меня пригласили работать в журнал «Стромоты» в качестве помощника редактора.

             Ты учишься в Италии, посещаешь католическую церковь. Существует ли для тебя языковой барьер?
             Я знаю английский язык, потому что учила его в школе. Я ездила на семинары по астрономии, там рабочий язык – английский, и он постепенно совершенствуется. Когда я поступила в университет, то стала учить французский. Я считаю, что нужно знать несколько языков, это всегда пригодится. Когда я поехала в Италию, мне пришлось выучить итальянский. В общежитие в Италии меня поселили с итальянцами, которые не знали английский, я записалась на курсы и выучила его через три месяца.
             Хуже всего было на лекциях. Лекции сразу начинались на итальянском. Но нам повезло: из всех наших преподавателей на первом семестре итальянец был только один. Остальные были других национальностей. Был один африканец, наш ректор - американец, один иезуит с Мальты, испанцы, в общем, народ со всех стран мира. Они понимали наши трудности, поэтому давали нам распечатки своих лекций, диктовали медленно, только итальянец всегда говорил с такой скоростью, что за ним невозможно было угнаться.
             И вообще, мне приходится изучать итальянский на более тонком уровне, потому что философия связана с языком. Нельзя изучать философию, не зная хорошо язык, на котором пишутся книги и говорят философы. Это постоянная игра на значении слов, постоянная перекличка смыслов. Итальянский язык довольно гибкий, в нем, как и в русском, можно составлять слова из приставок, суффиксов. Последний раз, когда я упражнялась, я сочинила слово «вчемоданивание», т. е. «укладывание вещей в чемодан». Но все равно итальянский и русский уступают по гибкости немецкому. Знаю разговорный немецкий, французский. Я получаю стипендию от немецкого посольства как студентка папского университета. Испанский я тоже учила в свое время, когда была во Франции и Испании, могу немного читать. Учила греческий и латынь, чтобы читать Библию в подлиннике. Ни еврейский, ни арабский, ни китайский мне, к сожалению, пока еще не удалось выучить.
             В будущем я надеюсь заниматься чем-то вроде метафизики или теории познания. Это две разные области. Но пока что я не знаю, к чему приведет меня моя дорога. В этом году у меня был выбор. Я могла продолжать заниматься философией науки, методологией и тоже теорией познания, но с точки зрения науки, но в данный момент меня больше интересует континентальная философия, т. е. это метафизика, которая занимается наукой, но с точки зрения ее критики. Наши основные положения, что главенствующей наукой является, конечно, этика. Это направление, которое не то, чтобы связывает метафизику с этикой, но считает, что самая главная реальность – это человек. А человеческая личность не мыслима без межчеловеческих связей, т. е. без постановки этических проблем. Соответственно, вся наша реальность – самая реальная реальность – завязана на поведении, т. е. на этике, которая занимается вопросами того, как мы должны правильно поступать и правильно жить, а не о том, по каким орбитам движутся электроны.

             Каким образом изучение философии связано с твоей верой?
             Я искала возможность учиться в Папском университете, поскольку философия не существует без веры, без определенной точки зрения на мир. Я заметила, что в России те, кто занимаются философией, далеки от веры, видимо есть такие еще влиятельные движения, которые против того, чтобы имя Бога существовало в философии. Но если мы смотрим на этот мир, мы не можем исключить Бога, потому что главная мысль – смысл человеческой жизни не может быть без веры в Бога, без наших отношений с Ним. Если изначально мы не видим этого выхода, эти исследования не то чтобы трудные для верующего человека, упрек, который выдвигают христианской философии – это то, что мы уже знаем ответ, что у нас есть четкое представление, и мы не задаем вопросов, какой он на самом деле. Хотя у каждого человека есть свои предпосылки, предположения о том, как устроен мир, как у верующего, так и у атеиста. И те предпосылки будут влиять на то, как мы мыслим.

             Сначала ты изучала астрофизику, теперь занимаешься философией. Какова цель твоих изысканий в науке?
             Я думаю, что каждый человек, который что-то делает, обычно ищет себе реализацию там, где он замыслен быть Богом, для каждого из нас есть план, то, что Бог от нас хочет, и все наши усилия направлены на то, чтобы либо реализовать себя в соответствии с Божьим планом, либо реализовать себя согласно своей воле. Я не хочу делать то, что противоречит тому, что Бог обо мне замыслил. Для меня тот факт, что есть устройство в том, что я делаю – помощь, стипендия, хорошие оценки, успех – знак, что я иду по верному пути. Если есть благословение Божье на этом пути, и мне это нравится, я вкладываю душу в то, что я делаю, значит, все трудности, которые будут встречаться мне на пути, будут преодолеваться с Божьей помощью. Самое главное – оставаться верной Богу, не искать выгоды для себя. В дальнейшем, я планирую вернуться в Россию, буду искать себе работу преподавателем философии. Пока сложно говорить об этом, где именно я буду работать – в Москве или Петербурге. Там есть учебные заведения, в которых можно преподавать и быть полезной для общества не только в области католической церкви.

             Я слышала, что у твоей семьи интересные корни…
             Мы - прямые потомки первого Бенуа, который приехал в Россию, мы связаны родственными связями со всей семьей Бенуа. С другой стороны мы происходим от Семеновых, например, известный географ Семенов-Тяньшанский является двоюродным братом одного из моих предков. История, которая связана с родственниками - это история моего прадеда Михаила Николаевича Семенова, который перед революцией уехал в Италию и решил не возвращаться. В Италии я случайно вышла на круг русских литераторов, историков, исследователей, они мне помогли найти его могилу, которая находится около Неаполя, и оказалось, что он был там известен, его многие помнят, и это было неожиданностью для нас. К тому же мы нашли, что у него осталась там дочь, и соответственно, через нее мы нашли наших итальянских родственников.
             Прадедушка мой был замечательным человеком, не только потому, что он поселился в Пазиттано и прожил там всю жизнь, но и дружил там со всеми. Он был одним из издателей журнала «Весы», был заграничным корреспондентом, был знаком с кучей знаменитостей, итальянских и русских, в частности, с Дягилевым. Он помогал, например, Леониду Мясину купить острова, которые находятся поблизости от того места, где он жил. Сейчас в Пазиттано проводится Мясинский конкурс для танцоров балета. Мой прадед написал воспоминания, которые были опубликованы на итальянском, в ближайшее время готовится к изданию их русский перевод с подробнейшими комментариями, где рассказаны все его истории, его биография. Я надеюсь, что она выйдет в этом или следующем году.
             У моего прадеда было четыре дочери. Две из них после революции остались в России, а две уехали в Швецию. Так что сейчас у нас в семье есть как бы три ветви: шведская ветвь, русская, и теперь появилась итальянская.
             В прошлом году, когда я была во Франции, я съездила на родину предков Бенуа, посетила деревню, из которой родом первый Бенуа, приехавший в Россию. Там даже его дом сохранился.

             С кем тебе интересно общаться?
             Сейчас я, конечно, больше всего общаюсь в Италии, но круг моих знакомых, обычно, всегда ограничен, т. е. это университет и то место, где я живу - общежитие длядевушек-итальянок, большая часть из которых с Сицилии. Каждый год люди меняются, кто-то уезжает, приезжает, поэтому каждый год появляются новые знакомые. Сейчас у меня есть друзья из Польши, из Германии, из Соединенных Штатов.
             Наш университет отличается от российских контактами между людьми. Например, меня поразило то, что в первые дни ко мне просто так подходили люди, здоровались, спрашивали, откуда я, где учусь, причем без всяких подтекстов, а именно, чтобы завязать дружеские отношения. И сразу у меня появилось много новых знакомых. Совершенно нормально подойти к человеку и познакомиться с ним просто потому, что ты его видел несколько раз. Так завязываются контакты. Тем, кто приезжает из других стран помогает такая дружественная обстановка войти в новую среду.
             Когда я встречаюсь с друзьями из других конфессий, мы с удивлением обнаруживаем, что можем говорить на одном языке, у нас одни и те же проблемы, и мы понимаем друг друга. У меня много друзей православных. Нормальное общение получается тогда, когда мы не начинаем защищать каждый свою веру, доказывать свою правоту, давить мнение других цитатами из Библии. Когда растешь в вере, то приходит терпимость, появляется более уважительное отношение к другим.

             Ты скучаешь по России?
             Да, особенно я скучаю зимой и весной, потому что не хватает специфического запаха снега. В Италии редко возникает ощущение весны или осени.


    Назад Распечатать На начало страницы Послать ссылку другу Вперед